flyschool.ru
Лучшая парапланерная школа
Исполняем мечту летать
Корзина0 товаров
на сумму 0 руб.

Полет Мечты

Рассказ Игоря Волкова о полете к Маттерхорну на планере

Моему Учителю, Клаусу Ольману, посвящается!

Полет Мечты!

Аэродром Serres провожает солнце... Густой, настоянный на альпийском разнотравье воздух ласкает уставшие от педалей ноги. Руки весь день нежно сжимали ручку управления. Мы лихо вращали мир вокруг, но теперь сил еле хватает держать ледяной бокал с пивом. Сил нет... Но сердце ликует в такт озорной музыке от готовящихся к вечернему концерту музыкантов.

Мы были на Маттерхорне и Монблане. За один прекрасный полет!!!

Я сижу, любуюсь закатом уходящего дня и вспоминаю, как же все начиналось в этом загадочном Serres — земном филиале рая.

22 августа 2012 года начиналось нервно — мы позорно опаздывали на брифинг. А тут еще пилот какой-то пристал — помогите, мол, стартовать. Его планер был странный — все крыло в фотоэлементах. Ди и пилот не прост. Друг Байкер (первооткрыватель Рая) шепнул, что это и есть тот самый легендарный 23-кратный рекордсмен мира Клаус Ольман. И подержать крыло его планера — уже честь. В итоге я был тем, кто отправил Клауса на очередной рекорд. И с треском опоздал на брифинг.

Брифинг — штука полезная: досконально разбирают погоду, нюансы возможных маршрутов, запретные зоны, и т. д. Все четко, и по делу. Зная, что у нас за непосещение «предполетных указаний» иногда отстраняют от полетов, я готовился к худшему. Но все же побрел сдавать летные документы. Шеф-пилот Робин, вежливо спросив о налете и выпускавшем весной горном инструкторе, меня таки послал... Но, быстро-пребыстро собирать планер, ибо погода бомба, а с документами можно и ... (тумороу).

Надо отдать должное, погода была действительно Бомба. Это была та самая легендарная неделя 2012 года, в которую 50 парапланеристов приземлилось погулять по Монблану. А я тренировался «в локале» и изучал ближний район полетов на хвосте за Янусом СМ «Кило Оскар». Если бы я только знал, что Байкер и Робин летают на моем будущем планере :)

И вот на третий день, видя, что я заскучал, Робин пошептался с Клаусом и...
Меня ждал сюрприз. Пристроившись к группе из 5 планеров, кружащих над Пик де Бюром, я услышал команду сменить частоту радиостанции. Сменил ее на маршрутные 122.175 и... «Игорр, фолоу ми» — всегда ласково-уверенный голос Клауса для меня и так всегда звучал лучше, чем голос Бога.
А так...

И мы помчались... Мне сложно описать, как. Это была музыка неба, симфония с оркестром планеров. Теперь, изучив эти горы, я прекрасно понимаю, как мы летели. Но тогда... Пляски скал и ледников, хороводы ущелий, красивейшая конвергенция на границе с Италией. Сквозь сверхконцентрацию (а мне очень страшно было потерять группу) я успевал любоваться, фотографировать и даже улыбаться.

Когда на траверзе проплыл Монблан, а навигатор разменял третью сотню от дома, я чуть-чуть заволновался. Мы перелетели ущелье Аосты. Успешно. Под крылом замелькали Швейцарские Альпы. Над очень красивым бирюзовым озером группа встала в набор, добирая прямо в кромку. Как сейчас помню — было 4.600 метров высоты. Под кромкой планера набирали скорость, запасали кинетическую энергию и белоснежными стрелами уносились на восток.
Нашу цель, красивую остроконечную вершину, сторожили труднопроходимые высотные ледники. Паря над ними, мы облетели неприступный пик. В планерах, освещенных улыбками, неистово щелкали фотоаппараты. Счастье есть!

Дорога домой была непростой. Грозы заблокировали выход из долин Бриансон и Барселонетт. Мы отвисались, добирая максимум высоты, а потом ныряли в единственную приоткрывшуюся в дождевой пелене щелку. Проскочили, подсушили скоростью крылья и пошли на аккуратный долет. Гроза высосала из воздуха всю энергию. Этот долет, с финишированием с прямой, запомнился мне не меньше, чем красавица гора..

«Маттерхорн, ее зовут Маттерхорн», - пожимая руку и улыбаясь в усы, сказал Клаус - «я был там второй раз в жизни. Тебе очень повезло, мой новый ученик.»
И только тогда я понял, кого он мне так напоминает. Мудрого и доброго Януса Полуэктовича из любимого «Понедельник начинается в Субботу».

Так я начал учиться у Клауса. И не только в парных полетах. Его ежедневные брифинги и разборы полетов — огромная, неисчерпаемая книга летного исскуства.
Но это уже отдельная красивая история.

А мы вернемся к Маттерхорну.
Дело в том, что слетать к нему действительно непросто. Высота перевалов в том районе под 3600, везде ледники и снег, чтобы пробраться к вершине, нужно где-то хорошо набрать. Дополнительные напасти — долины с инверсиями, и стабильным «мертвым» итальянским воздухом. Провалиться в такую долину — почти гарантированная посадка.
Но самый хороший сторож — погода. Когда отличная у нас, ее нет в Швейцарии. Иногда наоборот, иногда нет посередине.
А вдобавок я стал инструктором. И не каждый ученик способен выдержать испытание в виде 7-часовой игры с небом в шахматы. На Монблан, до которого 180 км, летали не раз. А Маттерхорн оставался мечтой.

Прошло пять лет...

6 июля 2017 года. Немцы на утреннем брифинге подвывают от восторга, аки лайки ездовые.
Из сложностей обещаны: перистые облака, безоблачные потоки. Но все это перекрывает хорошая сила потоков и их огромная высота.

Взлетаем одними из первых. На гриде очередь. Но наш ASG 32 Mi оборудован убирающимся в фюзеляж двигателем Ванкеля. Он может взлетать сам, и это фантастическая свобода над обстоятельствами.

 IV
Погода слабая. Она будет улучшаться по пути на север, но пока мы соревнуемся с одноместными планерами. Иногда уступая им в потоке, делаем их на тактике, стремительно наращивая выигрыш в высоте. А взяв перед прыжком на Экранс поток 5 метров в секунду до высоты 3600, мы вообще перестаем видеть коллег.

Заповедник Экранс проходим стремительно, набрав за ним 4000 метров. Настроение — песня! На борту работает колоночка BOSE, заглушающая песнями шипение кислородного оборудования. Под «о чем поет ночная птица» уверенно пересекаем долину Морьен. Набираем высоту 4200 метров. Проходим траверз Монблана, приближаемся к Аосте. Для перехода через широченную долину нужно опять набрать высоты. Но как назло, ни одно из знакомых и проверенных мест не работает. Дальше начинается область, которую накрыло одеялом перистых облаков. Эту местность я знаю только по теории из брифингов Клауса. Темнота под облачным одеялом портит настроение, кажется что уже не выпарить. Приближаемся к перевалу, который без потока не пройти назад. Решение?

Самое смешное, из BOSE мне отвечает Красная Шапочка:

Босе«Если ты такой пугливый,
если ты такой ленивый,
сиди дома, не гуляй.
Ни к чему тебе дороги,
косогоры горы горы,
буераки, реки, раки,
руки ноги береги!»

Я сказал «Эх!!!!». И пошел на Аосту. Дрейфуя в термодинамике по скалистому ребру, встречаю слабый поток. Вспоминая слова Клауса, что здесь иногда даже полметра за счастье, нежно глажу слабенькую струйку энергии. Злые черные скалы, проносящиеся в десятке метров, медленно удаляются и добреют. Прогретые осыпи отдают накопленное тепло. И чудо! Через минуту поток разгоняется b стремительной «четверочкой» уносит нас к светлеющему небу.
4100!!! Пелена уходит. На Аосту!!!

Аоста

Планер — Сказка! На 160 км/ч ASG 32 Mi снижался около метра в секунду, показывая 40 единиц качества (с метра высоты мы пролетаем 40 метров дистанции). Можно и больше - на скорости 110 км/ч, качество будет 50. Но сейчас скорость важнее потерь высоты. У нас есть запас. Тем более, что наш планер-красавец вобрал в себя все лучшее, что придумано в планеростроении. Убираются не только основное шасси, но и хвостовое колесо. И нет переднего. Чистая аэродинамика. Для ее улучшения на высокой скорости, на закрылках оборудован сдув пограничного слоя. А для стабилизации ламинарного обтекания на плоскостях установлены турбулизаторы. Совершенство!!!

Потеряв совсем немного высоты, на противоположной стороне долины мы сделали короткий набор в 200 метров. Этого хватило, чтобы дотянуться до струящихся энергией скальных массивов. Стремительный 5-метровый поток выстрелил на 4100 метров. Планер летит над огромным высотным ледником. Здравствуйте, Швейцарские Альпы!!!

Заблудились

И тут... Кончилась карта :). Мне казалось, что я загружал Италию и Швейцарию, но... Только схематический рельеф. Конечно, я примерно осознаю, где Маттерхорн, но половина вершин в облаках. А лезть в эту чехарду ледников и высотных перевалов наобум — как-то неправильно. Пока копайлот Александр грузит карту на телефон, чудом присосавшийся к интернету на 4000 м, я иду к самым высоким облакам в районе. И не зря!!! Под нами то самое изумрудное озеро, над которым Клаус делал самый высокий набор для перехода к Маттерхорну. А значит — искомый пик совсем рядом!

Lac de Places de Moulin

Еще раз вспоминаю Учителя и его наставления в незнакомых местах. Быстро, отточенным на многих тренировках взглядом, набрасываю модель работы долины. Ветер видно из приборов, проверяю низовой по озеру. По идее, поток должна срывать не основная вершина, а пирамидка, в которую упирается долинный бриз. Проверяем...
Под крыло жахнуло так, что вариометры стали на упор. Вспоминаю своего инструктора Юрия Александровича, который кряхтел в таких случаях не очень приличную поговорку «или ... вдребезги, или ... пополам». Ручку на себя, перегрузка пару «джи», тангаж 45 градусов, восходящая свечка со сбросом избыточной скорости и одновременным вращением. С бешеной рекой воздушной энергии мы врезаемся в кромку. Не входя в облако, делаю еще пару спиралей, разгоняя планер до 180 км/ч. Выход пикированием через ядро увеличивает запас кинетической энергии до 220 км/ч. Кромка 4300. Меньше, чем 5 лет назад, но ничего не поделать. Больше никак.

Автомобильный навигатор - смешная штука. Он хочет вести нас по дорогам. Но, к счастью, дает и направление. Оно совпадает с моими ощущениями, и после десятиминутной гонки дельфином над уходящей на восток грядой, нам открывается Он. Маттерхорн!!!

Маттерхорн

Юго-восточная часть вершины в низкой облачности, мы подходим со стороны открытой северо-западной стенки. Чуть выше рычит вертолет. С удовольствием фотографируем друг друга. Я прижимаюсь к горному исполину, вглядываясь в твердь скал. Облетаем его полностью, ныряя на скорости под облака. «Альпинисты!!!» - кричит Саша. И точно, связка альпинистов, яркими одеждами украшает суровую краску склона. Проношусь над ними, приветственно помахивая крыльями. Сброс скорости, разворот. Нам пора назад. Высота тает, набрать ее здесь негде, а впереди растет стенка ледника-перевала. Шляйхер, выноси, Родной!


Крадемся к перевалу. Стенка растет. Начинаю жалеть о приветствовании альпинистов, но вспоминаю слова Учителя. «Игорр, наш спорт красив, но мало кто его видит вблизи. По возможности, радуй людей на склонах, и роняй в их сердце кусочек красивой Мечты».
Мы сделали что нужно. А чудо-творение немецких инженеров делает свое. Перевожу запас высотной безопасности в скорость. На 160 км/ч проношусь над изрезанным трещинами телом ледника. Мы прорвались к свободе открытой к Аосте долины. Урра!

Прорыв через ледник

С набором долго не мудрили. Тот же поток у озера. Пока я набирал необходимые 4300, Саша связался с друзьями, участвующими в гонке Х-Альпс. Поняли друг друга с трудом. Пробиться к ним на север рискованно, да и далеко. Вернуться оттуда не хватит погоды.

Но и назад лететь рановато. Оглядевшись, посмотрели на Монблан, и...Эх! Ух! Ах!

Монблан
Когда плывешь над просторами Альп на 4000м... Чувствуешь себя повелителем гор. Вот она швейцарская долина Сармат. Вот оно Женевское озеро. Северная сторона Монблана была абсолютно нелогична по погоде. Там почти нет восходящих потоков. Но мне так хотелось пролететь вдоль всей протяженной системы Монблана с севера. Теряя высоту, я летел и подвывал от восторга. Меня трудно удивить. Уж пять лет как в Альпах. Но это было Великолепно. Скалы как из сказок, ледники как с картинок, водопады как из снов. Западные стенки чуть придерживали. Над одной мы встретили набирающий параплан, но на планере никак не вписывались в узкий поток у отвесных скал. Помчались дальше. Теряя и теряя свободу-высоту.

ПарапланКогда осталось 2900, стало понятно, что приключение перестает быть томным. Если мы провалимся в долины под Монбланом, затопленные стабильным «мертвым» воздухом и накрытые колпаком инверсии, домой нам не вернуться. А очень хочется! Поэтому я упорно и трудолюбиво утюжу термодинамик на западном ребре, набирая по 10 метров за проход. Турбулентно, планер скрипит от перегрузок. «Опять скрипит потертое седло», звучит из BOSE, но кусочек «куда вас, сударь, к черту, занесло, неужто вам покой не по карману», еще точнее. С трудом набираю 3100 и переваливаю на южную сторону. Потоков нет, но есть шанс дотянуть до красивой стенки в «Трех долинах». Напрямую туда не попасть. Используя упирающийся в скалу долинный бриз, я выбираюсь в термодинамике на 3400. Уже что-то. Перепрыгиваем марибельское горнолыжное счастье, на западной стенке клубятся парапланы. Пристраиваемся к двухместному тандему и в наборе улыбаемся друг другу. Коллеги.

Взлетная полоса Куршевеля уходит в пропасть. Красивая полоса. Необычная. Пролетаем мимо. Каждый скальный пик дарит кусочек энергии. Мы впитываем ее и летим домой. Ветер тоже помогает — динамик у высотных ледников удобная и красивая штука. Ветер и тепло — вы наши Друзья!

В итоге, к Экрансу, Друзья подняли нас на 4200. Крайний набор в вечереющем небе, был нежен и ласков. Мы купались в потоке и с удовольствием провожали яркий день. На Альпы опускался вечерний покой. Спокойный долет-экскурсия был лучшей наградой за труды. Французская планерная федерация добилась разрешения на полеты над заповедником по коридорам. Нашей высоты как раз хватало, чтобы степенно, с достоинством проинспектировать Экранс. На долины ложились длинные одеяла теней, закатное солнце, купало в ласковом свете западные стенки. Мы летели домой!

Экранс

Под шасси захрустел гравий полосы. Потом запел асфальт. Планер F-CNIV, с позывным Индиа Виктор, подкатился к стоянке. Открытый фонарь, глоток ароматного воздуха! Как же мы устали от медицинского кислорода. Здравствуй, Земля! Встречай с победой!

Я сижу и любуюсь, как в небе гаснет день.
Один из самых красивых дней моей жизни.
Спасибо, Небо!
Спасибо, Учитель!

La Batie Montsaleon France
9 июля 2017 года


Благодарности, за то что это случилось:

Юрию Александровичу Кузнецову — моему первому инструктору.
Дмитрию Тимошенко — моему другу, показавшему как летать по-настоящему.
Риджису — Капитану-Счастье, моему первому горному инструктору, научившему меня не бояться склонов и ловить вдохновение.
Александру Каплунову — другу и чудеснику, первооткрывателю Рая, великому коммуникатору людей и идей.

Дата создания: 11.07.2017 18:41:53

Возврат к списку